Русская еврейка в Германии: «На нас смотрят как на людей десятого сорта»

Понедельник, 19 августа 2019, 4:23     Рубрика: Новости-Главное, Новости-Общество     Проcмотров: 117 views

2019-08-19_07-21-00

Ранее сообщалось об участившихся случаях уличного антисемитизма в Германии. В качестве примера непрекращающихся нападок на евреев мы сообщили о пожилой уроженке Украины еврейского происхождения Белле Митрофановой, проживающей в г. Бинген-на-Рейне, которой два года назад в очереди причинили увечье на почве антисемитизма. После публикации наша соотечественница сообщила, что уже в этом году она вновь столкнулась с агрессией со стороны «добропорядочных бюргеров». Безусловно, история с Митрофановой довольно частный случай, но, на наш взгляд, он иллюстрирует уровень бытового, «незамечаемого» антисемитизма в Германии.

— Уважаемая Белла, что с Вами случилось на этот раз?

— Это произошло в мае 2019 года, когда я пришла в «Каритас» (католическая благотворительная организация), где мы — малообеспеченные пожилые люди — получаем дешёвые продукты. Я приехала туда пораньше, из русскоязычных никого ещё не было. Я зашла в комнату, где на столе выставляют продукты. Такой круглый стол, я его потом специально потрогала, он стоял очень устойчиво. И один стул стоял отдельно, на который я присела. Скоро поймёте, почему так подробно рассказываю. Вскоре ко мне подошла возмущенная женщина, как выяснилось позже, сотрудница «Каритас» Корнелия Шмитт, показала свой телефон с треснутым стеклом и давай мне что-то тарабанить по-немецки. Я от неожиданности вообще ничего не поняла. Потом до меня дошло, что она предъявляет мне претензии, что я, мол, разбила её телефон. Якобы он лежал на столе, а я, когда вставала со стула, задела мобильник, и он упал.

— Так было на самом деле?

— Нет! Я к столу даже не присаживалась и пыталась это объяснить женщине. Но она не хотела слушать, а вызвала полицию. Полицейский приехал, опросил и сказал: «Ну с кем не бывает», и уже собрался уезжать, как его окружили работники, тут же нашлась некая «свидетельница». В общем, мне сказали, что я обязана выплатить 120 евро. Я приехала домой, давление — за двести! И я вспомнила, что именно эта женщина полтора года назад сломала мне палец на руке, когда я также в «Каритасе» стояла в очереди за хлебом. Она орала мне: «Прочь, жидовка!» Тогда я написала заявление в полицию, но никаких разбирательств не было, всё заглохло. Из полиции мне прислали странную бумагу, где было сказано, что работница «Каритаса» является психически больной, поэтому такая гиперактивная. Тот факт, что психически больная имеет доступ к продуктам и контактирует с пожилыми людьми, в полиции обошли стороной.

— Вы обращались за помощью в еврейскую общину Бингена-на-Рейне?

— В еврейскую общину я не обращалась, но у нас есть человек, который её регулярно посещает, ездит на богослужения. Я спросила у него, могут ли мне там помочь? Он ответил: бесполезно обращаться, они ничего не станут делать. Сказал, что мы — русские евреи — здесь никто и звать нас никак.

— Вы приехали в Германию с Украины, из Одессы. Думали ли Вы, что в этой стране вновь будут унижать евреев?

— Сегодня в Германии, как в сказке, — чем дальше, тем страшнее. Полное разочарование страной. Я редко выхожу на улицу, но когда иду, то иду со страхом, боюсь, что со мной что-то может случиться. Ударят, толкнут. На нас смотрят как на людей даже не третьего сорта, а десятого. Сейчас все мои знакомые советуют не ходить в «Каритас», чтобы не провоцировать новые скандалы. Но в таком случае получается, что меня по национальному признаку ограничивают в получении помощи как малообеспеченного человека… Чувствую себя бесправной овечкой.

P.S. Ситуацию  прокомментировал наш соотечественник из Австрии Гарри Мурей, возглавляющий общественный Европейский информационный центр по правам человека:

«Анализируя разного рода нападки на евреев в Германии, я пришёл к неожиданному, пусть и отчасти субъективному, выводу. Дело в том, что в ФРГ проживает весьма небольшое количество немецких евреев. До 80% всех евреев в Германии — это выходцы из бывших советских республик. В их адрес чаще всего и направлен бытовой антисемитизм. А учитывая, что одновременно немецкое общество заражено русофобией, то на выходе получается чудовищный симбиоз, который я назвал „русофобский антисемитизм“. Этот феномен ещё мало изучен, но на сегодня ясно одно: в силу исторических причин немцам некомильфо проявлять антисемитизм, но русофобию можно. То есть получается, что если ты оскорбляешь евреев, говорящих по-русски, то это уже не считается антисемитизмом. Отсюда ясно, почему дело Беллы Митрофановой никто расследовать не будет. Была бы она немецкой еврейкой, то да, за неё заступилась бы германская еврейская община. А за русскую еврейку не дадут ни пфеннига!»

В подтверждение слов о «ползучем антисемитизме»: на днях в городе Оффенбах неизвестные пометили магазины евреев скабрезными знаками — звездой Давида и фразами «Не покупай у евреев!» и «Кладбище».

Накануне мэр Берлина Михаэль Мюллер заявил, что гражданское общество должно сыграть свою роль в борьбе с антисемитскими преступлениями на почве ненависти.

«Атаки, которые, к сожалению, произошли не только в последние несколько дней, являются невыносимыми и не должны допускаться ни при каких обстоятельствах», — подытожил мэр германской столицы.

eadaily.com


© 2019 The Seamond Times. All rights reserved.