Спецоперация эпохи постмодернизма

Четверг, 26 мая 2011, 6:25     Рубрика: Политика     Проcмотров: 2 069 views

Бен Ладен (далее — Беня) убит. Или не убит? Или убивать его было незачем, потому что он давно умер? А если его убили, зачем? Почему не взяли живым? А кто сказал, что его не взяли живым? И вся эта забавная история — чтобы вывести войска из Афганистана? Или, наоборот, чтобы замочить Пакистан? Или сначала замочить, а потом вывести? Или заставить Пакистан замочить талибов?

Все теперь убиваются — а где доказательства? А почему нет фотографий трупа вождя всея террористов? Встречный вопрос — а зачем вам эти фотографии? Кто верит в убийство Бени, тому фотки не нужны. Кто не верит, тому и покажи фотки, так он скажет, что это не тот труп. Или вообще не труп, а кукла. И какой смысл тогда в фотках? Тем более если пуля попала в голову, тогда и не всякий специалист опознает труп.

С другой стороны, а какая теперь разница, жив Беня или нет? Вот, допустим, через неделю «Аль-Джазира» покажет нам как бы свежее обращение как бы живого Бени. И что? Те, кто верит в Беню, получит подтверждение своей веры, хотя и если не получит, всё равно ведь будет верить. Те, кто верит Обаме, и те, кто считает, что Беня вообще давно мёртв, скажут, что перед нами двойник. Или старая запись. В этом суть постмодернизма: правды нет, есть только бесконечная брехня разнообразной непрозрачной пустоты. Притом что объективно правда есть. В частности, Беня либо жив, либо нет, но узнать мы этого не можем никаким образом.

Те, кто считает, что вся американская операция была чистой инсценировкой, дальше могут не читать. Вполне вероятно, что они правы, просто в этом случае ничего в мире не изменится. Даже нынешний рост рейтинга Обамы через полтора года, когда придут выборы, уже никакого значения иметь не будет. Поэтому рассмотрим вариант, что что-то всё же было.

Допустим, его таки убили. Значит, ожидается чудовищная месть со стороны «Аль-Каиды». Правда, тут возникает вопрос — если у «Аль-Каиды» есть такие возможности, почему она их раньше не использовала? Ведь перемирия с Вашингтоном она явно не заключала. Вообще-то надо признать, что в десятилетних боях с американцами «Аль-Каида» пострадала очень сильно, она уже совсем не та. И смерть вождя (или символа) ресурсов ей отнюдь не добавит.

Аналогичная ситуация была в соседней деревне: семь лет назад евреи собрались с силами и замочили двух подряд очень авторитетных лидеров ХАМАСа — сначала шейха Ахмеда Ясина, а потом, почти сразу, сменившего его Абделя Азиза Рантиси. Разумеется, ХАМАС заявил, что месть его будет ужасна. Но в реальности никакой мести не случилось, наоборот, количество терактов в Израиле резко пошло на убыль. Что совершенно естественно — демонстрация Израилем силы и смерть двух главных вождей стали очень тяжёлым ударом по организации, никак не добавив ей сил и возможностей.

К тому же в эти дни стало очевидно, что всенародной любви к Бене в исламском мире отнюдь не наблюдается. Митинг нескольких сотен сумасшедших в Кветте как-то не впечатлил. Значительная часть мусульман восприняла случившееся с удовлетворением. Например, в российском исламском блоге «Путь истины» комментарий по данному поводу был довольно ехидным в отношении американцев, но про Беню было написано так: «В любом случае приятно, что не стало ещё одного очернителя и исказителя ислама».

За рубежом реакция схожая. «Среднестатистический подданный Королевства Саудовская Аравия воспринимает смерть Усамы бен Ладена как избавление от клейма «земляк террориста», — сказал в комментарии «Частному корреспонденту» известный в арабских кругах блогер журналист издания «Аль-Баваба» Хасан ас-Саббах. — Для большинства жителей нашей страны этот человек стал символом позора идеи ислама. Не зря в своё время официальный Эр-Рияд запретил ему появляться на территории Саудовской Аравии, а один из наших духовных лидеров даже издал фетву о лишении права бен Ладена считаться мусульманином. Соответственно, всё, что произошло с «террористом номер один», — закономерность».

«Гибель Усамы бен Ладена — это прямой урок всем тем, кто хочет возомнить себя вершителем судеб, — отмечает в специальном комментарии «Частному корреспонденту» имам мечети в Диярбакыре (Турция) Ата Сезем. — Ислам — религия мира, и будь проклят тот, кто сеет вражду между людьми. Бен Ладен — не человек и не мусульманин. Нет мира ему».

Весьма интересен, конечно, международный аспект случившегося. В том смысле, что не последует ли за этим быстрый вывод войск антиталибской коалиции из Афганистана? Ведь задача теперь как бы выполнена: «Аль-Каида», конечно, не разгромлена совсем, но существенно ослаблена, Беня убит. Теперь можно найти каких-нибудь «умеренных талибов» (какая разница, что таковых в природе не существует?), организовать подписание между ними и Карзаем какой-нибудь филькиной грамоты о всеобщем и вечном мире и оставить этих славных людей делить между собой доходы от наркотрафика.

{Гибель Усамы бен Ладена — это прямой урок всем тем, кто хочет возомнить себя вершителем судеб}

Правда, есть и другой вариант — послано самое последнее предупреждение Пакистану. На самом деле только младенец может поверить в то, что власти этой страны на самом деле не знали, где живёт Беня. Соответственно, Вашингтон теперь имеет право сказать Исламабаду: ребята, вы нас достали окончательно. Или заканчивайте с талибами, или мы начнём кончать вас.

Вполне естественно, что генсек НАТО Расмуссен заявил, что ливийская проблема не имеет военного решения. Хочется спросить — а зачем вы тогда начинали эту войну, если не имеете военного решения? Видимо, европейцы по традиции были уверены, что за них всё сделают американцы. Поскольку американцы «пошли в отказ», военная недееспособность европейцев стала очевидной.

Бубновый поход

Правда, на пакистанское руководство это может подействовать только в том случае, если оно очень слабонервное. Позорные мучения НАТО в Ливии должны окончательно снять вопросы по поводу истинной мощи Запада. Пакистан в военном отношении на порядок сильнее Ливии (даже если не принимать во внимание его ядерный арсенал) и находится гораздо дальше и от Европы, и от США. Более того, очень слабая с точки зрения классической войны группировка США и НАТО в Афганистане, по сути, является заложником Исламабада. Другое дело, что Вашингтон может снять Исламабад с довольствия. Только непонятно, кому от этого станет хуже. Ведь в этом случае пакистанское руководство может отбросить всякий стыд и начать поддерживать талибов в открытую.

Впрочем, самый интересный аспект всей этой истории — почему Беню не взяли живым?

В вооружённых силах любой страны спецназ — это элита, супермены. При этом, разумеется, уровень подготовки спецназа в каждой стране разный. В «высшую лигу» с точки зрения этой подготовки входят четыре страны: США, Россия, Китай и Израиль. Боевые пловцы (в американской терминологии — «морские котики», SEAL) выделяются уровнем подготовки и на фоне других компонентов спецназа, это всегда the best from the best. К тому же на такую суперважную операцию, как захват (уничтожение) Бени, заведомо были направлены the best from the best from the best, боевые роботы, противостоять которым могут лишь немногочисленные такие же роботы из аналогичных подразделений других трёх стран «высшей спецназовской лиги». Поэтому поверить в то, что «котики» испугались безоружного старика, сделавшего «угрожающее движение», и застрелили его, ещё более невозможно, чем в то, что в Пакистане не знали, где живёт Беня. Роботы не боятся. У них нет нервов. Нервы из них вынимают ещё во время «адской недели».

Соответственно, если «котики» убили Беню, значит они имели именно такой приказ. Почему? В США боялись разоблачений? Ой, вряд ли. То, что Беня начинал как агент ЦРУ, — это даже не секрет Полишинеля, это просто общеизвестный, хотя и несколько подзабытый факт. Напоминание об этом неприятно, но янки не такие нервные. Ещё более вряд ли, что в Штатах испугались своры «правозащитников», которые, конечно, бросились бы защищать попранные Бенины права. Неприятнее всего было бы то, что в мире появилось бы довольно много сумасшедших (совершенно не обязательно связанных с «Аль-Каидой»), желающих Беню освободить. Например, путём захвата заложников. Но и это янки бы скрепя сердце пережили.

Поэтому — а кто сказал, что Беню убили? Не в том смысле, что вся операция — инсценировка. И не в том, что он давно умер. А в том, что его таки именно взяли живым. А нам сказали, что убили. И всё, теперь ничего не докажешь. Постмодернизм.

Александр Храмчихин


Источник: chaskor.ru



© 2019 The Seamond Times. All rights reserved.